Новости проекта
Отвечаем на ваши вопросы!
Важные моменты в Инструктивно-методическом письме
Новинка! Отчеты по ведению электронного журнала
Конкурс продолжается!

Тропами родного края

Дата: 25 января 2013 в 12:19, Обновлено 19 июня 2017 в 10:37

Дубы – первые памятники природы Могилева

В центре города еще совсем недавно можно было увидеть две-три старых высоких ли­ственницы, уцелевших после реконструкции Муравьевского сквера (посаженного в 1829 г.) за областным драмтеатром. Не­давно их «убрали» — не выдер­жали пожилые хвойные деревья нового режима сквера. Значит, совсем скверно им стало... А если по большому счету, то очень старых и больших крон-стволов в городе совсем немно­го (гнилые тополя-переростки и «американские» клены не в счет). Если хорошо поискать, то лишь где-то по подворьям част­ных домовладений (а их в горо­де 17,5 тыс.) найдется десяток-другой старых дубов, елей, вязов...

Немногие деревья-долгожите­ли уцелели в Могилеве. Особо не везло тем, что были в центре го­рода.

  В 1995 году, по решению горисполкома памятниками природы в Могилеве стали сразу два 300-летние дубы-великаны. Один из них на улице Плеханова, во дворе дома № 18, на территории Могилевского РОВД. Это огромный дуб высотой 27м с полнодревесным стволом, диаметр которого составляет 103 см, и кроной в  10 м.

Его ровесник, 300-летний дуб, растет на улице Менжинского между до­мами 24 и 26. Хотя рост этого зеленого гиганта чуть меньше 25 м, зато в диаметре ствола он шире —140 см. Его крона раскинулась на 16 м.

Несмотря на приличный возраст, состояние обоих деревьев, по оцен­ке специалистов, удовлетворительное.

Теперь территория ботаничес­ких памятников природы становится охранной зоной, где запрещаются любые работы без согласования их с городской инспекцией природных ресурсов и охраны окружающей среды и другими государственными органами в соответствии с законодательством. Таким образом, 300-лет­ние дубы охраняются по всем правилам Закона Республики Беларусь.

Факт отрадный. Хотя в масш­табах старого города — «микро­скопический». Ведь старых дере­вьев, которые могли бы «претен­довать» на подобный охрани­тельный статус  у нас очень и очень мало, так как им часто не вез­ло: пожары, молнии, войны, не­умные реконструкции и обрезки, а то и просто уничтожение в свя­зи со строительством.

Одним, из чудом уцелевших в центре деревьев, был высокий раскиди­стый дуб, что стоял на Первомайс­кой, но не рядом с проезжей час­тью, а во дворике за каменным за­бором у торца 2-этажного «прият­ной наружности» старого каменно­го дома. После сноса дома гордый дуб некоторое время одиноко возвышал­ся посреди тротуара. Затем не­приметно вовсе исчез. Хотя мог бы, при хорошем уходе и ограж­дении, стать своеобразной го­родской достопримечательнос­тью. По возрасту был он не моложе приснопамятно­го Иосифовского собора, кото­рый заложила сама Екатерина II, будучи в Могилеве в мае  1780 г.

 

 

 

Могилев в годы Великой Отечественной войны

 

22 июня 1941 года германские войска вероломно напали на Советский Союз. По планам Блицкрига  война должна быть закончена легкой победой еще до наступления осени. Однако агрессорам было оказано ожесточенное сопротивление. До последнего патрона сражались бойцы Брестской крепости. Они продержались около месяца, хотя в планах фашистов на захват крепости  отводилось только несколько часов. Уже в  самые первые часы войны развернулись воздушные бои в небе Беларуси. Именно тогда совершили свой подвиг командир эскадрильи, уроженец Беларуси капитан Гастелло и члены его экипажа. С разрешения своего экипажа командир направил  горящий  самолет на группу танков и автомашин. При обороне Гомеля совершил свой первый воздушный подвиг летчик Ковзан - единственный в мире летчик, который сделал четыре воздушных тарана и остался в живых. И все же, несмотря на усиленное сопротивление Красной Армии, фашистское войско быстро двигалось вглубь БССР. Уже на 7 день был захвачен Минск…

За первые 4 дня войны призывные пункты Могилёва направили в Красную Армию около 25 тысяч человек. С 24 июня по 3 июля в Могилёве находился штаб Западного фронта. За 7 дней вокруг города были созданы 2 линии оборонительных рубежей. Формировалось народное ополчение, в которое влилось около 12 тысяч жителей области. Могилев обороняли части  61-го стрелкового корпуса (генерал-майор Ф.А. Бакунин), 13-й армии (генерал-лейтенант П.М. Филатов), с 9 июля (генерал-лейтенант Ф.Н.Ремизов)                                                с 14 июля (генерал-лейтенант В.Ф. Герасименко), а также частями Западного фронта и ополченцами. На строительстве оборонительных сооружений вокруг города, с 26 июня по 10 июля, ежедневно работали от 30 до 40 тысяч горожан и жителей окрестных деревень. За короткий срок был прорыт противотанковый ров длиной 25 км, построены блиндажи, дзоты, траншеи и эскарпы.  Установлены минные противопехотные  и противотанковые поля, на некоторых улицах – баррикады, в отдельных домах оборудованы пулеметные огневые точки, в стенах пробиты бойницы. На предприятиях, в учреждениях и учебных заведениях формировались отряды народного ополчения. Непосредственная оборона города возлагалась на 172-ую стрелковую дивизию (генерал-майор М.Т. Романов), с приданными ей частями  и отдельными подразделениями. На западном берегу р. Днепр,  перекрыв шоссе Могилев-Бобруйск и Могилев-Минск, оборону осуществляли 388-ой стрелковый полк (полковник С.Ф.Кутепов) и 514-ый (подполковник С.А. Бонич), на восточном берегу Днепра. Левый фланг и тыл прикрывали 747-оя дивизия (подполковник А.В. Щеглов) стрелковые полки. Разведывательные отряды дивизии под командованием капитана М.В. Метельского и старшего лейтенанта А.П. Волчка 3 июля в междуречье Березины и Днепра (в 35-50 км от Могилева) вступили во встречные бои с передовыми подразделениями немецкого 46-го танкового корпуса, второй танковой группы генерала Гудериана. В боях у деревни Чечевичи и г.п. Белыничи советские воины уничтожили 14 танков и почти роту вражеской пехоты. 5 июля  командир артдивизиона капитан Б.Л. Хигрин, заменив раненого наводчика, лично уничтожил 6 вражеских танков. Продвижение войск противника на этом участке было задержано на сутки. 6 июля под натиском превосходящих сил противника отряды отошли вглубь обороны дивизии.

Дислокация частей, оборонявших Могилев, несколько изменилась: вместо 514-го стрелкового полка, отведенного в резерв командования корпуса, в оперативное подчинение 172-ой дивизии передан 394-ый полк 110-ой стрелковой дивизии, который занял оборону на восточном берегу Днепра. На позиции Казимировка-Пашково-Гаи-Николаевка-Полыковичи выведен сводный полк под командованием майора В.А. Катюшина, куда вошли истребительный батальон под командованием Н.И. Калугина, батальон сотрудников милиции под командованием капитана К.Г. Владимирова и др. Рубеж Тишовка—Буйничи—Селец, перекрывая автодорогу Могилёв—Бобруйск и железную дорогу Могилёв—Жлобин, защищали воины 388-го стрелкового полка (полковник С.Ф. Кутепов), 340-го лёгкого артиллерийского полка (полковник И.С. Мазалов) 172-й стрелковой дивизии и батальон народного ополчения (комиссар П.Е. Терентьев). Разведкой было установлено, что на Могилев наступали 4 пехотные и танковые дивизии из второй танковой группы немецко-фашистских войск: на Бобруйско-Могилевском направлении – полки 23-ей и 7-ой пехотных дивизий, на Минско-Могилевском – 263-ей и 15-ой пехотных дивизий. Их поддерживала третья танковая дивизия. Позже, когда гитлеровцы форсировали Днепр, в тыл 172-ой стрелковой дивизии вышли 258-ая и 78-ая пехотные, а с 17 июля на город были брошены части 43-ой и 10-ой пехотных     дивизий. С каждым днем противник усиливал натиск, город подвергался многочисленным бомбардировкам. У д. Сидоровичи воины 747-го стрелкового полка уничтожили 20 танков и бронетранспортеров и более роты гитлеровцев. Наиболее тяжёлые бои развернулись на Буйничском поле. У деревни  Буйничи проходил передний край обороны, где противотанковый ров, смыкаясь с оврагами, упирался в Днепр. С 10 июля противник систематически подвергал позиции 388-го полка массированной бомбардировке и артиллерийскому обстрелу. 12 июля, упредив атаку противника, советская артиллерия огнём по скоплению немецких танков нанесла врагу значительные потери. Перейдя в наступление, противник направил на советские позиции через Буйничское поле 70 танков. Бой продолжался 14 часов, советские воины подбили и сожгли (используя также бутылки с горючей смесью) 39 танков, отбили несколько атак противника. 13 июля враг ворвался на позиции 3-го батальона; воины полка контратаковали противника и отстояли рубеж обороны. Бои носили ожесточённый характер и в последующие дни, свои позиции советские воины удерживали до 22  июля. 13—14 июля на Буйничском поле находились корреспондент газеты «Известия» писатель К. Симонов и фотокорреспондент той же газеты П. Трошкин, который сфотографировал скопище подбитых немецких танков на Буйничском поле. События героической обороны нашли отражение в романе Симонова «Живые и мёртвые» (прообразом главного героя романа Серпилина является полковник Кутепов) и дневнике «Разные дни войны».
О глубоких переживаниях писателя свидетельствует и тот факт, что К.Симонов во многих своих статьях и книгах вспоминал Могилев наряду с Москвой, Ленинградом, Одессой, Севастополем, Сталинградом: «Я не был солдатом, был всего только корреспондентом, однако у меня есть кусочек земли, который мне век не забыть, - поле под  Могилевом». О своих впечатлениях

К. Симонов рассказывает: «… Середина  поля. Могилев. С восточного  берега на  западный перекинут единственный деревянный мост. На нем не было ни одной пушки, ни одного зенитного пулемета. Мы переехали на западный  берег, в полк, оборонявший Могилев. В этот день был тяжелый, кровопролитный бой. Полк разбил сорок немецких танков, но и сам истек кровью. Вечером мы говорили с командиром полка полковником Кутеповым…. На его обросшем, небритом и усталом, смертельно усталом лице в самые тяжелые мгновения вдруг проявлялась неожиданно мягкая, детская улыбка. Мы сказали  ему про мост. Там нет ни одного зенитного пулемета, если немцы разбомбят мост, то он с полком будет отрезан здесь, за Днепром.
- Ну и что ж, - Кутепов вдруг улыбнулся своей детской улыбкой. - Ну и что ж, - повторил он мягко и тихо, как - будто говоря о чем-то самом обычном. - Пусть бомбят. Если другие отступят, мы решили тут остаться и умереть, всем полком решили. Мы уж говорили об этом…» За 10 дней боев, по сведениям штаба 172-ой дивизии, отражено 27 вражеских атак, подбито и сожжено 179 танков и бронетранспортеров, захвачено 2 танка, 12 минометов, 25 пулеметов, взято в плен 600 и уничтожено не менее 4 тысяч солдат и офицеров противника.

      14 июля дивизия потеряла связь со штабом корпуса, после захвата врагом г. Чаусы (15 июля) прекратился подвоз боеприпасов, продовольствия и медикаментов. Защитники города оказались в оперативном окружении. 15 июля состоялось совещание командования 172-ой дивизии, на котором было решено продолжать оборону города. Бои происходили по всему фронту обороны, воины и ополченцы несли тяжелые потери, с каждым днем вокруг города сжималось кольцо окружения. Западнее Могилева гитлеровцы захватили деревни Буйничи, Тишовку, Затишье, Казимировку, Пашково, Гаи, Николаевку, Полыковичи, на восточном берегу Днепра – Холмы, Луполово, Гребенево, поселок совхоза «Вейно»  и др.

24 июля противник прорвался  на окраины Могилева, уличные бои проходили у днепровского моста, железнодорожного вокзала, станции Могилев-Товарный, фабрики искусственного шелка и др. Воины и ополченцы отклонили ультиматум гитлеровцев о капитуляции. На совещании командного состава дивизии и руководства города,  было решено с боями выйти    из окружения.
В ночь на 26 июля после внезапной мощной артподготовки воины 388-го стрелкового полка с приданными частями и подразделениями прорвались из Могилева на запад. Воины 747-го, 394-го и сводного полка  форсировали Днепр, с боями двинулись на восток и за р. Сож соединились с частями  13-ой армии. Оборона Могилева  имела огромное значение для последующего хода войны. Здесь было задержано наступление группы армий «Центр» на главном московском направлении. Здесь был получен бесценный опыт, использованный позже при обороне Сталинграда. Нередко Могилев называли «Отцом Сталинграда». «Несмотря на громадные жертвы, сражение в замкнутом кольце оказало немалую услугу нашим основным войскам, ибо малочисленные части Могилевского гарнизона приковали к себе целый армейский корпус врага…»         (И.А.Еременко).
              Сейчас, на шестом километре шоссе Могилев-Бобруйск, там, где начинается Буйничское поле, расположен мемориальный комплекс. Вокруг колокольни замерли танки, пушки. Здесь же лежит памятный камень К. Симонову.     На нем - мраморная доска со словами:  «… Всю жизнь он помнил это поле боя 1941 года и завещал развеять здесь свой прах».  Это слова о писателе К. Симонове. Он не захотел расстаться с памятными местами. Судьба писателя теперь навеки связана с Буйничским полем.

 

  

Комментарии:
Оставлять комментарии могут только авторизованные посетители.